Ювелирное искусство

С 1840 ПО 1860 ГОД

Состояния, накопленные представителями среднего класса к исходу первой половины XIX века, и новые золотые прииски, открытые в Калифорнии и Австралии, бесперебойно поставлявшие драгоценные металлы, оказали благотворное влияние на ювелирную промышленность, пережившую во второй половине XIX века подлинный расцвет.

Королева Виктория стала законодательницей мод в Британской империи. Ее украшения тщательно копировались сначала при дворе, а затем и в прочих слоях общества. Ювелирных изделий надевали помногу, особым спросом пользовались сентиментальные украшения, носимые с тайным смыслом.

Во Франции Луи Наполеон возродил тягу к роскоши, угасшую было под влиянием умеренных вкусов Луи Филиппа. Чтобы оживить французскую промышленность и торговлю, он в 1851 году частично оплатил участие французских производителей в знаменитой Всемирной выставке в лондонском Кристал Палас. Поехали туда и французские ювелиры, их изделия вызвали бурю восхищения, а затраты окупились за счет многочисленных заказов. Лемонье, любимый ювелир Луи Филиппа, получил приз за две парюры, выполненные по заказу королевы Испании, в которых растительные мотивы сочетались с уравновешенным структурным дизайном. Лемонье прославился благодаря тонкому вкусу и особому чувству «ансамбля». Также на лондонской выставке отличились Дафрик, Рувена, Маррель, Рудольфи и Фроман-Мерис.

В 1840-х основными источниками вдохновения для ювелиров оставались мир природы, эпохи Возрождения и Средневековья. Приверженность средневековым мотивам, свойственная Фроман-Мерису (1802-1855), распространилась и в Англии; одним из ювелиров, изготовлявших подобные изделия, можно считать Роберта Филлипса (1810-1881). Фантазия и оригинальность были характерными свойствами его работ, на которых человеческие фигуры, ангелы, геральдические и архитектурные мотивы свободно встраивались в сложные обрамления с растительными узорами и переплетающимися орнаментами (ил. 137).

В ювелирном искусстве царил натурализм: реалистично изображались букеты цветов, ветки, листья, побеги, виноградные гроздья и разнообразные ягоды. Интерес к природе, свойственный романтизму, выражался в составлении гербариев и использовании новых для Европы экзотических специй. Язык цветов, завоевавший популярность в начале Х Г Х века, по-прежнему был в ходу, о нем начали забывать только во второй

В 1840-х годах броши и украшения для волос в форме усыпанных бриллиантами букетиков цветов украшали каскадами бриллиантовых капель, изображавших капли дождя или высыпающиеся из цветка семена. Этот элемент, известный под названием «en pampille» («на весу»), оставался в моде до середины 1850-х годов (ил. 113). Эмаль в середине века выполнялась на поверхности с пересекающимися лучеобразными или концентрическими узорами, была синего или ярко-зеленого цвета и, как правило, являлась составной частью бриллиантовых украшений с растительными мотивами (ил. 118). Очень часто бриллиантовые броши-ветви монтировались «en trerablant» («с дрожью»), головки цветов крепились на часовых пружинках и подрагивали при каждом движении.

Энгр. Мадам Муатессье. 1856 Национальная галерея, Лондон

97. Фердинанд Георг Вальдмюллер (1793-1865). Портрет девушки в розовом платье. Ок. 1830. 66х53,5 см

На парижской Выставке 1855 года Меллерио, Рувена и другие французские ювелиры продемонстрировали восхитительные венки и букеты цветов, усыпанные бриллиантами, с синей и зеленой эмалью.

Из всех декоративных мотивов в ранний викторианский период в Англии самыми популярными были змеи. Кольца и браслеты в форме змеи известны с античных времен, эта мода сохранялась в течение всего XIX века, а в 1840-х была на пике популярности. В мифологии змея считалась символом мудрости и вечности, ее образ обладал таинственной притягательностью, которой добавляло остроты всеобщее отвращение к живым змеям (ил. 198, 109, 138-142).

Еще одним типичным украшением того времени был «крест а-ля Жанетт»; в своем простейшем варианте это был латинский крест, подвешенный на основание в форме сердца. Такие кресты характерны для французской крестьянской традиции. Парижские и лондонские ювелиры приспособили их форму к вкусам своей утонченной клиентуры, не изменив при этом их форму, кресты делали в большом количестве из карбункулов, эмали, украшали цветочными головками из бриллиантов или растительными мотивами. Своим названием они обязаны бытовавшей во французских провинциях традиции дарить такие кресты-подвески на День святого Иоанна.

Оккупация Францией Алжира (1830-1847) и массовый ввоз в Европу кафтанов, бурнусов и прочих экзотических товаров мавританского происхождения привели к возникновению нового направления в моде. Европейские ювелиры никогда не копировали изделия, произведенные на Среднем Востоке, однако узлы, ленты, вьющиеся шнурки, фестоны и кисточки североафриканских костюмов, воспроизведенные в золоте, превращались в броши, серьги и центральные звенья браслетов. В 1850-х сложные переплетения золотых лент с самоцветами или синей эмалью, украшенных бриллиантами, встречались в изделиях лондонских и парижских ювелиров (ил. 114 и 115). Дешевые экземпляры делались из позолоченного металла с цветными стразами.

В Париже Эдуард Маршан (ок. 1791-1867) ввел в моду мотив алжирского узла; это произошло в начале 1840-х годов, и мода эта просуществовала как минимум десятилетие, а затем вернулась еще раз в конце 1850-х, во времена последней алжирской кампании, возродившей интерес к Среднему Востоку.

Еще одним источником вдохновения для ювелирного и других прикладных искусств стала Ассирия. Огромный интерес вызвал вышедший в 1848 году труд сэра Остина Генри Леярда Ниневия и ее останки, описывающий раскопки древнего города, и вскоре на рынке появились украшения с ассирийскими узорами. В викторианской Англии предпочтение отдавалось цветку лотоса , который оставался модным мотивом для ювелирных изделий в течение долгого времени. Приверженность ассирийским украшениям предвосхитила увлечение археологическими украшениями начала 1860-х годов.

Помимо бриллиантов популярными камнями в то время были карбункулы и бирюза. Вставленные в растительные узоры из бриллиантов и л и золотых завитков, карбункулы б л а -годаря своим сочным, ярким цветам отлично изображали ягоды или фрукты (ил. 119, 128 и 147). Бирюза чаще всего использовалась для изделий в форме змеи (ил. 108), кроме того, ею украшали броши с цветами, подвески-сердечки и медальоны.

К середине XIX века в моду вернулись камеи; они были крупнее и массивнее, чем в наполеоновскую эпоху, их вырезали с высоким рельефом из оникса, халцедона и аметиста, что позволяло создать сильный контраст двух цветов. Пальма первенства в резке камей по-прежнему принадлежала итальянцам, работы Саулини из Рима лучше всего иллюстрируют новый стиль камей.

Камеи из раковин также вырезались большего размера, источником материала для них служили тропические моря Африки и Вест-Индии. На них изображали героев греческой мифологии: Ареса, Минерву, Диану, Диониса, Зевса, Медузу, Геракла, Де-метру. С середины XIX века предпочтение отдавалось женским портретам, возможно, благодаря росту социальной активности женщин (ил. 124).

С 1840-х годов в Италии в больших количествах стали производиться камеи «habilles» («в одежде»), их делали из раковин; в основном, такие камеи изображали женщин, «одетых» в платья, - инкрустация из поделочного камня - с украшениями из самоцветов. Изобретателем этой техники был французский ювелир Дафрик, прославившийся своими «живыми» камеями, изображавшими негритянок в украшениях из рубинов и бриллиантов огранки «роза»; они стали популярны во второй половине XIX века (ил. 211).

Кораллы оказались на пике популярности между 1845 и 1865 годами, их носили во всех возможных формах, из них вырезали шарики, цветы, листья или оставляли в естественной форме, веточками. В моде были также коралловые камеи. Большая часть изделий с резьбой по кораллу производилась в Италии, особенно в Генуе и Неаполе (ил. 101 и 105), наибольшим спросом пользовались темно-красные и бледно-розовые кораллы.

Изделия из мелкого жемчуга были в моде в 1840-х и начале 1850-х годов. Основание для таких украшений вырезалось из листов перламутра, на нем дырочками наносился узор в виде завитков, цветов и растительных мотивов. Крошечные жемчужины, в основном из Мадраса и Китая, пришивались к этому основанию конским волосом. Очень немного таких изделий сохранилось в хорошем состоянии из-за их крайней хрупкости, починка же слишком сложна, отнимает много времени и стоит достаточно дорого (ил. 102).

Благодаря интересу к природе в Викторианскую эпоху в поле зрения ювелиров оказались новые, непривычные материалы. Мореный дуб, рог, аммонит, окаменевшее дерево, гранит, оперкулум (ил. 122), мрамор - резные и полированные - становились браслетами и брошами. Благодаря любви королевы Виктории к Шотландии, очень модными стали шотландские ювелирные изделия из серебра с цитринами и агатами.

Путешествия стали доступнее, многие семьи теперь проводили каникулы за границей. Италия привлекала особенно много туристов, поэтому итальянские ювелиры начали в большом количестве производить изделия умеренной стоимости, которые можно было привезти домой в качестве сувениров. Римские стеклянные и флорентийские инкрустированные из поделочного камня мозаики (ил. 146) покидали Италию вместе с многочисленными камеями из поделочного камня, раковин и лавы Везувия. Камеи из лавы с женскими профилями часто вставлялись в простые золотые или позолоченные оправы и соединялись в браслеты и ожерелья. Несмотря на мрачные цвета (серый, коричневый, зеленый), украшения из лавы были не лишены очарования. Эмали из Швейцарии и Северной Италии часто вставляли в броши, браслеты и ожерелья (ил. 103 и 116).

Примерно в 1840 году в Англии вошла в моду техника «окрашивания» золота. Изделие погружали в кислый раствор, растворявший верхний слой сплава, в результате на поверхности оставался тонкий слой золота теплой желтой окраски, с приятной и нежной матовой поверхностью.

В 1840-х годах недорогие золотые изделия изготавливались, в основном, механическим способом. Бирмингем стал центром производства не только штампованных золотых украшений с полудрагоценными камнями, но и изделий с позолотой и стразами (ил. 121). Изобретение гальванопокрытия ускорило процесс нанесения позолоты и сократило стоимость таких изделий. Большинство из них делалось с помощью ручного пресса из листового золота. Для некоторых применялся метод «тяжелой штамповки», когда груз падал на металл, заставляя его принять форму матрицы. Все эти механизмы приводились в действие человеком. Паровые и газовые двигатели нашли свое применение в ювелирном деле не раньше начала 1860-х годов.

В 1854 году было легализовано использование 9-, 12- и 15-каратного золота. Из такого золота в огромных количествах производились изделия, по цене почти равные позолоченным.

96. Эта великолепная тиара Габриэля Лемонье имела важное историческое значение: она была частью масштабного заказа Наполеона III, который в честь своего бракосочетания с Эжени де Гузман, графиней де Теба, поручил лучшим парижским ювелирам создать украшения из драгоценных жемчужин, хранившихся в государственной казне. В дизайне тиары натурализм сочетается со строгостью, необходимой для королевских украшений. Жемчужины изначально являлись частью парюры, изготовленной в 1810 г. для второй жены Наполеона I, эрцгерцогини Марии-Луизы; в 1820 г. эта парюра была переделана для герцогини Ангулемской. После падения монархии королевские драгоценности были выставлены на аукцион в Париже в 1887 г.; тиару приобрел Джулиус Якоби, а затем, в 1890 г., она перешла к принцу Альберту фон Турн унд Таксис и была подарена на свадьбу австрийской эрцгерцогине, Маргарет. Продана с аукциона «Сотби» в Женеве в 1992 году, в настоящий момент выставлена в Лувре.

98. Отличная парюра с бирюзой и бриллиантами, включающая ожерелье с отстегивающимся центральным звеном-бантом, пару раздвигающихся браслетов, одну большую, две средние и две маленькие броши-банта. Изделия с бирюзой были особенно модными в 1840-х гг., чаще всего их изготавливали в форме змей, птиц, стилизованных ветвей с цветами.

Повсеместно носились траурные и сентиментальные украшения; между 1840-ми и 1850-ми годами броши из волос изготавливали не только профессионалы, но и викторианские леди, превратившие это ремесло в разновидность рукоделия. Кроме простых плетеных узоров, сюжетами таких изделий становились пейзажи, дамы в трауре, рыдающие вдовы и отплывающие суда. Крымская война и восстание в Индии привели к тому, что множество женщин нуждались в подобных памятных украшениях.

Изделия из гагата были единственными разрешенными украшениями в период глубокого траура, это были либо ожерелья из ограненных, тщательно отполированных бусин, или цепочки с причудливой резьбой на каждом звене. Имитации из черного стекла продавались повсеместно под названием «французский гагат». Черное стекло легко отличить от гагата, на ощупь гагат тяжелее и холоднее. Для траурных украшений использовался также вулканит.

Мода конца 1840 - начала 1850-х годов подразумевала узкую талию, широкий кринолин, тесный корсаж и очень глубокое декольте. Бюст был в центре внимания ювелиров: в большом количестве производились крупные броши и украшения для корсажа, их носили в сочетании с букетиками живых цветов. Волосы расчесывали на прямой пробор, боковыми прядями прикрывали уши, поэтому в течение целого десятилетия серьги надевались достаточно редко. На Всемирной выставке в Кристал Палас в 1851 году среди ювелирных изделий серьги занимали далеко не лидирующую позицию.

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.