Ювелирное искусство

С 1980 ПО 2000 ГОД

Восьмое десятилетие XX века часто называют «годами алчности и пресыщения», и действительно, в этот период представители наиболее обеспеченных слоев, чьи капиталы пополнялись за счет развития промышленности, с удовольствием тратили деньги на предметы роскоши дорогих, эксклюзивных марок. Тогда же коренные изменения произошли в социальной и профессиональной роли женщин. Процесс эмансипации, начавшийся в первые годы XX века, достиг той точки, когда для женщин практически не осталось недоступных сфер деятельности. Образованные и целеустремленные, женщины хотели носить вещи, подчеркивающие их новую роль в обществе. Романтический стиль с этническим налетом, столь любимый в 1970-х годах, был вытеснен одеждой, соответствующей образу жизни бизнес-леди. Главным фаворитом в этом десятилетии был строгий костюм с широкими плечами, который можно было носить с утра до вечера, на совещания и в оперу. Джорджио Армани, которого часто называют «Шанель 1980-х», отлично угадал эту потребность современной женщины и предложил ей свои приталенные пиджаки, пальто и блейзеры, достаточно женственные, но явно заимствованные из мужского гардероба. Пурпурный бархат и разноцветные узоры в восточном стиле сменили нейтральные, официальные цвета: бежевый, серый и синий. Черный был самым модным цветом десятилетия как в дневной, так и в вечерней моде, часто в сочетании с яркими деталями цвета фуксии, оранжевыми, бирюзовыми или яблочно-зелеными.

Перемены в моде повлекли за собой и новые тенденции в ювелирном дизайне: украшения стали более крупными, броскими, отражающими новоприобретенньш статус женщины (ил. 854). Раньше женщины лишь принимали драгоценности от возлюбленных, мужей и отцов. Теперь же материальная независимость позволяла женщине самой выбирать и покупать себе украшения, равно как и одежду и аксессуары. Работающая женщина 1980-х, в своем архетипическом облике, хотела пробрести практичные драгоценности, красивые и удобные в носке, подходящие к ее насыщенному графику. Длинные сотуары и подвески 1970-х годов постепенно уступили место более коротким украшениям на шею. В бесконечных вариациях производились «ошейники» начала XX века. С возвращением в моду пальто и жакетов популярными стали броши, редко использовавшиеся в 1970-х годах. К современным коротким стрижкам как нельзя лучше подходили крупные, броские разноцветные серьги - кластеры или висячие.

Желтое золото было самым популярным металлом для украшений, в которых женщины ходили и на работу, и на вечеринки. Их украшали бриллиантами, рубинами, изумрудами и сапфирами. Новым было использование драгоценных и полудрагоценных камней, выбранных исключительно благодаря их цвету. Нежно-желтые, бледно-розовые, светло-голубые сапфиры, розовые рубины и бледно-зеленые изумруды сочетались с прочими разноцветными камнями: зелеными и розовыми турмалинами, темно-красными гранатами, лимонно-желтыми цитринами, салатными оливинами и пурпурными аметистами. Индиколит и синий топаз широко использовались благодаря их привлекательным голубым оттенкам.

Открытие в Западной Австралии месторождения Аржиль в 1979 году привело к насыщению рынка розовыми бриллиантами, небольшими, но интенсивно окрашенными и привлекательными, которыми полностью усыпали дорогие украшения. Отказавшись от традиции окружать цветные камни бриллиантовыми рамками, ювелиры 1980-х годов обратились к дерзким цветовым сочетаниям 1920-х и начали комбинировать изумруды с оранжевыми гранатами, рубины - с аметистами, сапфиры - с желтыми цитринами. Гранильщики экспериментировали со всевозможными фантазийными формами, часто выполняя заказы ювелиров на уникальную огранку камней для конкретного украшения. Очень модными были кабошоны из цветных камней. Рубины, изумруды и разноцветные бусины, с гранями или просто полированные, собирались в ожерелья-нити индийского стиля (ил. 877). Серьги украшались подвесками из полудрагоценных цветных камней. Пользовался популярностью и культивированный жемчуг, к концу десятилетия особенно модными стали очень крупные культивированные жемчужины, называемые жемчугом «Южных морей» - их выращивали в теплых водах побережий Австралии, Бирмы, Индонезии и Филиппин (ил. 878). Эти жемчужины, вырастающие в раковине крупного морского моллюска pinctada maxima, имели размер более 10 мм в диаметре, на рынке встречались нечасто и стоили очень дорого при условии правильной формы, красивого цвета и отсутствия дефектов. Однако с развитием технологий выращивания рынок оказался перенасыщен, и цены на такие жемчужины к концу 1990-х годов значительно сократились.

Основная тенденция 1980-х годов состояла в производстве практичных украшений, подходящих к динамичному и активному образу жизни современной женщины; обычно такие изделия характеризовали плавные, округлые контуры, полностью отличные от зубчатых краев изделий абстрактного и ориентального дизайна предыдущего десятилетия. Геометрический дизайн, стилизованные природные мотивы и симметрия победили, и теперь все западные ювелирные дома придерживались этой тенденции, после десятилетия полной свободы и отсутствия общепринятой эстетической концепции.

Дом «Булгари», начавший приобретать популярность в 1970-х годах, как нельзя лучше понимал потребности эмансипированной женщины 1980-х. Стремясь удовлетворить запросы рынка, эта фирма производила практичные и одновременно изысканные украшения, подходящие как для дневного, так и для вечернего ношения. Уже в начале 1980-х годов изделия Булгари были узнаваемыми и востребованными, их широко копировали и имитировали. Энди Уорхол, бравший интервью у Николы Булгари в конце 1980-х годов, так описал продукцию этого Дома: «По-моему, ваши драгоценности олицетворяют 1980-е годы. Все стараются вам подражать».

Великим изобретением Дома «Булгари» в 1980-х годах были модульные украшения. Они состояли из повторяющихся элементов, лишенных избыточной декоративности, которые можно было комбинировать множеством способов и по форме которых назывались целые линии, или «семейства», драгоценностей. Все серии модульных украшений характеризуются броским, узнаваемым дизайном, округлыми контурами и чистыми формами, а также широким диапазоном цен. Главным достоинством модульного формата было то, что все элементы выпускались в большом количестве и стоили разумно, затем они обрабатывались вручную и в различных сочетаниях составляли ожерелья, браслеты, кольца и серьги. Возможность сочетания элементов из золота со стальными, украшенными бриллиантами или резными поделочными камнями, расширяла спектр вариантов дизайна и ценовых категорий. Первая линия модульных украшений была запущена в 1982 году под названием Parentesi (ил. 898 и 906), ее элементы по дизайну напоминали стилизованные круглые скобки, по-итальянски - parentesi Успех этой серии превзошел все ожидания.

Начиная с 1982 года, Дом «Булгари» наращивал свои капиталы, создавая модульные украшения новых серий: Doppio Cuore (двойное сердце) в 1983 году, Boules (шары) в 1986 году, Gancio (крюк) в 1987 году; Alveare, с элементами в форме улья, в 1988 году (ил. 899), Saetta (молния) и Spiga (пшеничный колос) в 1990 году, СеЫка, с кельтскими мотивами, в 1993 году, Trika (по-гречески - коса) в 1996 году (ил. 856), Nuvole (облака) в 1999 году.

Модульные украшения отражали стремление Дома «Булгари» к удовлетворению переменившихся нужд потребителей, которые требовали не слишком дорогих, но качественных украшений, подходящих для любого случая. Женщины стремились приобретать узнаваемые украшения с клеймом знаменитой марки. Дом «Булгари» выпускал как раз такие изделия: узнаваемые, стильные, отличного качества и по разумной цене.

В начале 1980-х годов, незадолго до шумного успеха линии Parentesi, еще два мотива, разработанных Домом «Булгари» в 1970-х годах, стали его фирменными знаками и настоящими символами десятилетия. Первым из них была золотая овальная пластина с кабошоном, обрамленным бриллиантами. Этот мотив использовался в самых разных украшениях: в единственном числе он украшал кольца, броши и серьги, а из нескольких таких элементов собирались ожерелья. Второй мотив - массивная золотая цепь с округлыми звеньями, из которой состояли браслеты и ожерелья с цветными камнями-кабошонами, монетами и медалями.

Еще одним символом в моде 1980-х годов была выпущенная Домом «Булгари» серия изделий Tubogas (газопровод): ожерелий, браслетов, наручных часов и колец в форме гибкой золотой ленты, производимой без пайки (ил. 875 и 909). Эти исключительно гибкие изделия создавались путем оборачивания двух длинных полос золота вокруг медной или деревянной направляющей. Их концы переплетались, исключая необходимость пайки, а направляющая впоследствии извлекалась: ее либо просто вытаскивали, либо растворяли кислотой. Стоит еще раз отметить гибкость таких украшений, которые идеально облегали шею, запястье или палец в один или несколько оборотов. Огромный успех серии Tubogas Дома «Булгари» подвиг многие другие ювелирные фирмы на эксперименты с этой техникой.

Тому же Дому «Булгари» обязаны своей популярностью изделия с монетами, которые в 1980-х годах широко производились и имитировались (ил. 875). Сама идея использовать монеты и медали в ювелирном дизайне, конечно же, не являлась прерогативой «Булгари». Со времен античности монеты периодически появлялись на ювелирных изделиях. Подобные украшения изготавливали древние римляне, византийцы и англосаксы, в XIX веке к ним обратились и ювелиры археологического направления под предводительством Кастеллани. Дом «Булгари» использовал монеты бронзовые, серебряные, золотые, от древних до современных, выбирая их исключительно по красоте, а не по нумизматической ценности. Монеты вставляли в золотые рамки, а затем включали в украшения в виде массивных золотых цепей или в изделия серий Tubogas или Parentesi Впервые предложенные Домом «Булгари» в середине 1960-х годов, украшения с монетами достигли пика своей популярности в 1980-х и производились далее, на протяжении 1990-х годов.

Еще одной фирмой , отражавшей дух десятилетия и вкусы современных потребителей, был Дом «Марина Б.», основанный в 1979 году Мариной, дочерью Константино Булгари, решившей покинуть семейное дело в Риме и основать собственное в Женеве. Марина считала, что украшения должны быть высокодекоративными, и отлично понимала желания своих современниц. Ее броские разноцветные произведения легко узнаваемы, их копируют многие ювелирные фирмы. Будучи привержена живым, необычным хроматическим комбинациям, Марина Булгари часто использовала черные и бесцветные элементы, чтобы подчеркнуть оттенки драгоценных камней (ил. 904).

Черненое золото, черный оникс и черный перламутр в ее изделиях оттеняли сияние бриллиантов, переливы жемчуга и яркие или приглушенные цвета драгоценных камней.

Следуя своей концепции о том, что украшения должны не только годиться как для дневного, так и для вечернего ношения, но и подходить по цвету к наряду, Марина начала выпуск изделий, в которых можно было менять драгоценные камни. Первыми в этой линии украшений стали серьги Рпеи (шина - франц.), созданные в 1980 году. Они состояли из навершия-капли и подвески в форме линзы, напоминающей шины аэроплана - отсюда и название серег. Подвеска-линза может быть заменена на такую же, но другого цвета, из другого камня и другой стоимости.

Популярность серег Рпеи вдохновила Марину на создание других «трансформируемых» украшений. В результате на свет появились серии Cimin-kit и Nodo, состоящие из золотых элементов, в которые можно вставлять разноцветные бусины кварца. Их легко было менять в зависимости от настроения или времени года, составляя самые разнообразные комбинации. Броши и серьги Дома «Марина Б.» часто были «двусторонними», то есть центральный камень окружала двусторонняя оправа, переворачивающаяся при помощи крошечного механизма, одна поверхность которой была, как правило, черной - из оникса или с эмалью - а другую полностью усыпали бриллианты.

В 1980-х годах в дизайне ожерелий и браслетов часто использовались металлические пружины, которые покрывали драгоценным металлом (ил. 904). Марина Булгари широко применяла это простое, но гениальное изобретение при создании украшений для шеи с драгоценными камнями, которые, по моде этого периода, идеально ее облегали. Именно так Марина вернула популярность «ошейникам», ожерельям, быстро вышедшим из моды в начале XX века из-за сложностей подгонки их под конкретную обладательницу и дискомфорта, который они причиняли.

Самые дорогие украшения западных ювелирных домов обычно состояли из очень редких и дорогостоящих камней в простых оправах, позволяющих оценить все их лучшие качества. В основном, они предназначались для покупателей с Ближнего Востока. Неудивительно, что даже в 1980-х годах они изготавливались в традиционном стиле и с единственной целью - продемонстрировать красоту и размер камней, обычно сопровождаемых геммологическим сертификатом. Однако более новаторски настроенные ювелиры, в частности Константино Булгари и Марина, создавали уникальные произведения мягких округлых форм, в которых крупные и дорогие драгоценные камни идеальной огранки и чистоты сочетались с мелкими, контрастного цвета. Дома «Ван Клиф и Арпельс», «Картье», «Шоме» и «Бушерон» продолжали выпуск классических элегантных драгоценностей со слегка обновленным дизайном. Нью-йоркская фирма Гарри Уинстона поддерживала свою многолетнюю славу создателей украшений с крупными уникальными бриллиантами и цветными камнями. Лондонская фирма «Граф» вышла на ведущие позиции в области дорогостоящих изделий благодаря своим украшениям с редчайшими и самыми крупными цветными драгоценными камнями: бирманскими рубинами, кашмирскими сапфирами, колумбийскими изумрудами, бриллиантами идеальной белизны и чистоты, а также бриллиантами ярких цветов (ил. 858А).

К концу 1980-х годов настроения в обществе изменились, и на смену роскоши пришла сдержанность. Богатство более не поощрялось. Наряды 1980-х годов, приталенные, с подкладными плечиками, сменились одеждой менее строгих форм, которая требовала и менее кричащих украшений. Яркие цветовые комбинации 1980-х годов теперь казались безвкусными, а обширные поверхности полированного желтого золота, окружавшие их, - слишком блестящими.

Дизайн украшений изменился мало, а выглядеть по-новому они стали благодаря переосмыслению классических мотивов 1980-х и другим сочетаниям цветов. Белое золото и платина постепенно возвращались в моду, а к концу десятилетия доминировали над прочими металлами, цветовая гамма украшений стала более нежной и приглушенной. Дом «Булгари» создавал свои фирменные изделия теперь уже из белого золота с бриллиантами (ил. 858). Женевская фирма «Де Гризогоно» очень вовремя выпустила коллекцию украшений с простыми линиями и округлыми контурами, в которых цветные камни и бриллианты окружены изящными оправами, усыпанными черными бриллиантами (ил. 865, 868, 869 и 917).

Абсолютно новое направление, появившееся во второй половине 1980-х годов, задала фирма Джоэла Артура Розенталя, известная под маркой JAR. Розенталь родился в Нью-Йорке, изучал историю в Гарварде, работал в киноиндустрии, а затем у Булгари, после чего обосновался в Париже и начал производство собственных ювелирных изделий. JAR разрушила границы между декоративными и скульптурными украшениями, подобно тому, как в начале XX века это сделал Лалик со своими изделиями в стиле ар нуво. На протяжении 1990-х годов марка JAR ассоциировалась с уникальными изделиями отличной работы, часто с использованием необычных камней в оригинальных комбинациях. Поверхности, полностью покрытые камнями круглой огранки, переходящие по цвету от темных до светлых, встречаются во многих изделиях этой фирмы, часто в оправах из окисленного серебра, титана и алюминия. Эти украшения принимают формы животных и цветов, бабочек и лилий, змей и звезд с лучами, нежных завитков и бантов в духе XIX века, а также абстрактных и архитектурных элементов: сфер, колец и спиралей. Эти впечатляющие, полные индивидуальности, романтизма и игры драгоценности оказали огромное влияние на ювелирный дизайн 1990-х годов, вернули ювелирному делу статус искусства и послужили источником вдохновения для нового поколения ювелиров (ил. 895-897, 905 и 912). Важность произведений фирмы JAR в художественном аспекте иллюстрирует большая ретроспективная выставка, прошедшая в 2002 году в Лондоне.

Судить о недавнем прошлом сложнее всего - возможно, пока что слишком рано комментировать развитие стилей и направлений 1990-х годов, поскольку они еще не устоялись. Тем не менее можно с уверенностью утверждать, что возрождение натурализма, произошедшее в 1980-х годах благодаря фирме JAR, было самой характерной чертой ювелирного дизайна последних лет тысячелетия. Натуралистические мотивы получили свежее, цветное, часто скульптурное воплощение, с необычными камнями в оригинальных цветовых сочетаниях и с поверхностями, полностью усыпанными мелкими разноцветными драгоценными и полудрагоценными камнями. Множество ювелиров по обе стороны Атлантики в поисках вдохновения обратили взгляды на растительное и животное царства. Многие экспериментировали с новыми, не привычными для ювелиров металлами. Сапфиры , гранаты, турмалины и даже бриллианты использовались во всем разнообразии их оттенков.

Женевская фирма ESG создала в конце 1990-х годов новую нишу в ювелирном деле благодаря авангардному подходу к разработке и производству ювелирных изделий. Под руководством Эмануэля и Софи Гийом, убежденных, что традиционный набор металлов ограничивает их творческую активность, фирма ESG начала выпуск авторских украшений экзотического дизайна, но практичных в носке. Их любимым материалом был титан, металл космического века, отличающийся прочностью и легкостью, и в течение нескольких лет они экспериментировали со сплавами титана и золота, добиваясь сочетания физических характеристик первого с податливостью второго (ил. 867 и 883). В изделиях ESG заметны выраженные натуралистические мотивы, и они так легки, что цветы и насекомые, созданные в мастерских этой фирмы, легко удерживаются даже на самых тонких тканях.

Мишель делла Балле в Женеве и Кантамесса в Валенсии использовали флору и фауну в качестве источника вдохновения для эффектных и зачастую забавных украшений с предельно разнообразной палитрой, которые так полюбились покупателям конца XX века. Одуванчики и листья плюща, тюльпаны и розы, змеи и бабочки, экзотические рыбы и морские обитатели - вот далеко не полный список форм, которые принимали их изделия, отличающиеся яркими контрастами и цветовыми переходами драгоценных камней (ил. 870, 886, 888, 889, 894 и 903).

Фирма «Джимель», восхитительно интерпретировавшая природные сюжеты в последнем десятилетии XX века, была организована в 1992 году талантливым японским дизайнером Каору Каи Акихара. Она получила отличное образование, изучив, наряду с экономикой, ювелирным дизайном и живописью, традиционное японское искусство икебаны и законы чайной церемонии. Последние явно оказали влияние на дизайн изделий фирмы «Джимель». С присущей японскому искусству тонкостью, они воплощают неуловимые моменты смены времен года (ил. 890-892). В них заметны эфемерные черты сезонных изменений: нежно-розовые весенние бутоны, насыщенные желтые тона летних цветов, багряные осенние листья превращаются в украшения с помощью тщательно подобранных по оттенку драгоценных камней. По мнению Каору Каи Акихары, «за украшением должна стоять история», и множество ее произведений с оборотной стороны украшены крошечными деталями, например, по изнанке броши-листа ползет маленькая улитка - секрет, которым обладательница украшения может поделиться с другими, а может и сохранить его только для себя. Благодаря подобным деталям изделия фирмы «Джимель» являются уникальными и совершенно особенными (ил. 891).

Развернувшаяся в прессе в конце 1980-х и в 1990-х годах кампания по борьбе против загрязнения окружающей среды и исчезновения редких видов животных заставила многих ювелиров обратить внимание на природные мотивы. Свою обеспокоенность состоянием окружающей среды Дом «Булгари» выразил не только в ювелирном деле -коллекцией Naturalia, выпущенной в 1991 году, но и значительным вкладом в работу Фонда дикой природы и поддержкой кампании в защиту животных. В коллекции Naturalia, воплощающей богатство и красоту природы, в метафорическом виде представлены рыбы, раковины, птицы и растения (ил. 860, 874, 882 и 901). Дом «Картье» присоединился к борьбе против истребления носорогов, которую ведет Фонд дикой природы. Это событие было отмечено выпуском серии украшений с изображением этого животного. На протяжении 1990-х годов царство фауны стало для Дома «Картье» неисчерпаемым источником вдохновения. Знаменитые «кошачьи» украшения Картье (ил. 855 и 857) исполнялись в платине с бриллиантами и цветными драгоценными камнями и принимали форму браслетов, колец и ожерелий, а маски животных, просто золотые или инкрустированные драгоценными камнями, становились центральными звеньями браслетов-манжет или украшали крышки наручных часов. Слоны, еноты, журавли, попугаи и многие другие животные становились мотивами для забавных брошей или для целых серий украшений.

В 1993 году в ювелирный дизайн вернулась фирма «Шанель», быстро добившаяся популярности. Ее приход на рынок был ознаменован выпуском впечатляющего ожерелья из платины с бриллиантами в форме кометы, одного из самых удачных ювелирных изделий Дома «Шанель», представленного в составе бриллиантовой коллекции в 1932 году, в которой изобиловали мотивы падающих звезд. Звезды, полумесяцы и солнца с лучами часто встречаются в коллекциях Дома «Шанель» (ил. 914 и 916), вместе с их фирменной камелией, украшенной рубинами или бриллиантами, либо вырезанной из нефрита или халцедона.

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.