Ювелирное искусство

С 1960 ПО 1980 ГОД

Благосостояние, комфорт и экономическая стабильность, столь желанные в послевоенные годы и достигнутые в 1950-х годах, в 1960-х оказались под угрозой из-за социальных противоречий, охвативших все слои общества. Непримиримое, отвергающее устои и действующее наперекор истеблишменту молодое поколение формировало новый общественный уклад, отразившийся в изобразительном искусстве, моде и ювелирном дизайне.

После середины 1950-х годов абстрактный экспрессионизм трансформировался в живопись «цветовыми пятнами», основоположниками которой были Марк Ротко, Хелен Франкенталер и Морис Луис, покрывавшие свои полотна разноцветными цветовыми пятнами, так что цвет занял в искусстве главенствующую позицию. Оптические иллюзии, которые можно увидеть на полотнах Вазарели и Ричарда Анушкевича - основных представителей движения оп арт (оптическое искусство), - оказали заметное влияние на кутюрье и ювелиров: оно прослеживается в коллекциях Куррежа и Кардена, а в ювелирном дизайне - в украшениях геометрических, осколочных форм с цветными драгоценными камнями, расположенными в хаотичном порядке.

Среди ювелиров главным приверженцем этого направления был Эндрю Грима из Лондона, разработавший множество новых текстур для поверхности металла, отливавший броские смелые украшения с неограненными кристаллами или камнями, которые выбирал по их цвету, а не по рыночной стоимости: двухцветными турмалинами, опалами, агатами, опаловой галькой, барочными жемчужинами, кабошонами из сапфира и лунного камня, ляпис-лазурью, цитринами и бриллиантовой крошкой (ил. 814).

Сдержанной элегантности предложенного Диором стиля «new look» такие модельеры, как Карден, Пако Рабанн и Курреж, противопоставляли наряды, созданные под влиянием стиля оп арт, научной фантастики и полетов в космос: яркие мини-платьица в форме буквы «А» с узорами из зигзагов. Мэри Квант ввела в моду предельно короткие юбки, Видал Сассун - стрижки в форме строгого каре. Молодежь со всего мира совершала паломничество на Карнаби-стрит, где продавалась самая модная одежда. В конце 1960-х нью-йоркские бутики обновили ассортимент и начали торговать разноцветными брючками и крошечными платьицами. Белые сапожки, виниловые плащи, солнечные очки в белых оправах, психоделические цвета, черно-белые шахматные узоры, все виды брюк - от облегающих леггинсов до элегантных вечерних моделей -были на острие моды в этом десятилетии, с его стремлением оторваться от традиций и любовью ко всему новому, шокирующему, дерзкому. Ювелирный дизайн в точности следовал этим принципам, а украшения становились забавными и необычными (ил. 808 и 811).

Богатство и расточительность, необходимые для процветания ювелирной промышленности, были более чем свойственны 1960-м годам. Клиентура расширялась за счет людей, разбогатевших недавно, крупные же состояния прирастали, позволяя их обладателям совершать еще более дорогие покупки. В то же время, рост преступности привел к тому, что постоянно носить драгоценности стало опасно. Украшения разделились на два класса: те, что хранились в банке - с очень дорогими камнями в относительно простых оправах, - и те, которые можно было носить ежедневно.

Традиционное различие бриллиантовых вечерних украшений и менее дорогих золотых для дневного ношения уступило место новой дихотомии: между уникальными, единственными в своем роде драгоценностями и недорогими, но стильными дизайнерскими изделиями, предназначенными для женщин, самостоятельно приобретавших себе украшения, одежду и аксессуары. «Ван Клиф и Арпельс» первыми из именитых ювелирных домов восприняли потребность нового рынка и открыли собственный бутик в 1954 году. К 1960-м годам у них была отдельная линия для бутиков, в которой, в частности, появились такие знаменитые и популярные изделия, как забавные броши-животные и парюры «твист» из золотых и полудрагоценных бус, перевитых на манер шнурка (ил. 771, 801 и 803).

Украшения 1960-х годов отличаются живой игрой цветов и текстур, а также абстрактными мотивами. Высоко ценились кабошоны ярких цветов (ил. 809 и 846); их гладкие полированные поверхности отлично сочетались с оправами различных текстур. По всему миру ювелиры использовали неограненные драгоценные камни, необработанные кристаллы и прочие природные материалы, к которым не прикасалась рука человека. Необычные эффекты достигались путем сочетания ограненных и не-ограненных камней; броши и кольца украшали скопления кристаллов аметиста, диоптаза и изумруда, круглые халцедоновые друзы, напоминающие раковины, с наростами кварца, инкрустированные переливающимися алмазами бриллиантовой огранки (ил. 814, 823 и 851).

«Княжна Ли Радзивилл». Фотограф Сесил Битон. 1961. «Сотби», Лондон.

Интерес к необычным текстурам, относительно дешевым материалам и ярким цветовым сочетаниям подвиг ювелиров по обе стороны Атлантики к использованию натуральных раковин. Дэвид Уэбб в Нью-Йорке, Дард и сыновья в Париже и Эндрю Грима в Лондоне создавали украшения из экзотических разноцветных ракушек, чаще всего серьги.

Дом «Вердура» славился тем, что, начиная с 1940-х годов, скупал раковины за бесценок у нью-йоркского Музея естественной истории, а затем превращал их в изысканные украшения (ил. 782 и 783).

Природные мотивы, абстрактные и стилизованные, были отличительным признаком ювелирного дизайна 1960-х годов. В изощренных оправах, часто обрамляющих кабошоны из кораллов или бирюзы, можно разглядеть уходящие в землю корни, а в нагромождении геометрических металлических стержней, окружающих камень, - птичье гнездо, свитое из прутиков.

Текстуры, напоминающие морское дно или лунную поверхность, достигались при помощи новых техник плавления золота при контролируемой температуре. Полированные или матовые золотые поверхности теперь казались скучными, на смену им пришли чеканные, стержневые, выбивные, витые и переплетенные (ил. 781,808 и 813).

Украшения менее абстрактного дизайна часто выполнялись в виде насекомых, животных и растений, как и в предыдущих десятилетиях, однако отличительной чертой подобных изделий 1960-х годов был их забавный, милый характер и стилизованные формы. Это в особенности касается анималистических украшений Дэвида Уэбба, например серег-лягушек с эмалью цвета лайма, и черно-белых эмалевых браслетов-пан-т е р , созданных под влиянием «кошачьих» украшений, созданных Жанной Туссен д л я Дома «Картье», однако переосмысленных в легкомысленном стиле диснеевских мультиков (ил. 784 и 832). К подмигивающему коту, «Chat Malicieux», из серии анималистических украшений, начатой в предыдущее десятилетие, Дом «Ван Клиф и Ар-пельс» в 1960-х годах добавил не менее популярных львов, сов, обезьянок, жирафов и т.д. из золота с драгоценными и полудрагоценными камнями (ил. 801 и 803). Со временем этот же Дом выпустил серию эксцентричных изделий в виде золотой маски льва с драгоценными камнями, форму для которых якобы подсказали молотки на дверях итальянского консульства в Нью-Йорке (ил. 853).

Мода на украшения с анималистической тематикой распространилась столь широко, что практически каждый ювелир создавал подобные изделия. Жан Шлюмбергер из нью-йоркского отделения «Тиффани» изготавливал превосходные трехмерные броши в форме двух переплетенных рыбок из желтого золота с необычными цветовыми сочетаниями камней, например рубинов и демантоидньгх гранатов.

Драгоценности с высокой рыночной стоимостью, созданные такими именитыми домами, как «Картье», «Ван Клиф и Арпельс», «Бушерон», «Шоме» и «Мобуссан», выглядели более традиционно. Часто они принимали форму стилизованных цветов, соединенных в кластеры, к которым каскадами крепились драгоценные камни; ломаные, зубчатые контуры, образуемые за счет попеременного использования алмазов огранки «бриллиант» и «маркиза», отличали их от изделий предыдущего десятилетия (ил. 770 и 806). Искривленные линии и резкие, колючие очертания характеризовали стиль середины - конца 1960-х (ил. 773, 820 и 821). Бриллианты, как и раньше, сохраняли свою доминирующую позицию, однако рубины, изумруды и сапфиры использовались чаще, чем в предыдущем десятилетии. Бирюза с ее выразительным цветом и восковым блеском, который выгодно подчеркивали бриллианты, вернулась в наиболее дорогие украшения.

Более не сдерживаемые правилами конформизма, равновесия и симметрии ювелиры охотно использовали в дорогих украшениях каскады крупных и объемных камней, мотивы звезд и стилизованных солнц с лучами (ил. 787 и 824).

Геометрическая симметрия уступила место сбалансированной асимметрии и движению . Контуры украшений были ломаными и зубчатыми, а чтобы достичь этого эффекта, ювелиры прибегали к использованию заостренных камней огранки «маркиза» и «груша». В кольцах и брошах центральный, основной камень - бриллиант или цветной - часто закреплялся так, что выступал и над остальными, и над изделием в целом (ил. 847). Даже традиционные и очень дорогие бриллиантовые ожерелья-ривьеры, созданные, например, Гарри Уинстоном, выглядели зубчатыми, поскольку состояли из бриллиантов огранки «маркиза» или «груша», зачастую с подвесками из крупных цветных драгоценных камней. Броши выполнялись в форме стилизованных асимметричных гирлянд из листьев и цветов с бриллиантами и цветными камнями; Дом «Ван Клиф и Арпельс» создал целую серию таких брошей под общим названием «Гирлянда» (ил. 806). Традиционное двухцветное сочетание бриллиантов с рубинами, изумрудами или сапфирами оставалось в моде, однако ювелиры без колебаний сочетали между собой любые цветные камни, что придавало изделиям итальянский колорит (ил. 795 и 796).

К середине 1960-х годов украшения было принято носить помногу как днем, так и вечером: кольцо на каждый палец, по два браслета на каждую руку, серьги и ожерелья. Полные парюры одного дизайна, однако, в моду не вернулись, предпочтение отдавалось небольшим комплектам, включающим, например, серьги и кольцо, брошь и серьги, ожерелье и браслет. Стремясь к созданию собственного стиля, дамы запросто надевали одновременно изделия разных ювелиров.

В начале 1970-х годов конец экономическому росту положили арабские страны, отказавшиеся поставлять нефть по низким ценам, соответственно, прекратилось и процветание. Последующий спад поселил в обществе чувство неопределенности, нестабильности. Прошли те времена, когда женщина украшала себя драгоценностями, чтобы продемонстрировать свое богатство и высокий социальный статус.

766. Коллекция украшений из золота с самоцветами работы Эндрю Грима. Абстрактные формы, своеобразные текстуры металла, необычные камни и неогра-ненные минералы в естественной кристаллической форме - характерные черты авангардных произведений Грима и других ювелиров, выполненных в 1960-х и начале 1970-х гг.

Обилие драгоценностей теперь вдохновляло лишь грабителей. Однако, к вящей радости ювелиров, теперь процветание пришло в страны Персидского залива.

В начале 1970-х в одежде появились этнические элементы: кафтаны, экзотические узоры, жатый бархат, шали с бахромой, длинные юбки, болеро, сборчатые блузки и брюки-клеш.

Высокая мода должна была бороться за выживание. Все больше кутюрье начинали выпускать шарфы, солнечные очки и духи под своим именем, а также создавать линии готовой одежды, прет-а-порте. Менялась общая концепция моды, в которой теперь соседствовали разные стили, разная длина и разные материалы.

То же самое касается и ювелирного дизайна. Стиль 1970-х годов не подчиняется единым правилам, он крайне неоднороден. Если изделие 1960-х можно опознать по асимметричной геометрии, то обобщенно описать тенденцию следующего десятилетия практически невозможно. Одни украшения стремились к традиционным формам (ил. 797), другие базировались на искусстве экзотических племен (ил. 815). Если в первые годы нового десятилетия еще встречались геометрические абстракции 1960-х годов (ил. 819), то к середине 1970-х они окончательно вышли из моды.

В 1970-х годах известные ювелирные дома придерживались разделения своей продукции на уникальные украшения с камнями исключительного качества, обычно выполняемые по заказу, и более доступные изделия для широкой, но не менее требовательной клиентуры. Все чаще женщины сами покупали себе драгоценности, и все больше ювелирных изделий попадало в среднюю ценовую категорию. Этот феномен отчетливо прослеживался по обе стороны Атлантики, и ювелирные дома от «Тиффани» до «Ван Клиф и Арпельс» создавали сезонные коллекции с использованием модных мотивов, цветов и форм.

Пожалуй, самой характерной чертой ювелирного дизайна 1970-х годов было возвращение в него недрагоценных материалов, например горного хрусталя, кораллов и экзотических пород дерева (ил. 793, 794, 799, 800 и 818), практически повсеместное использование желтого золота, а также склонность к разноцветным ярким орнаментам, развившимся из цветовых сочетаний 1960-х (ил. 815, 834 и 840).

Среди знаменитых ювелиров, экспериментировавших с этими материалами, был Дэвид Уэбб, который создал коллекцию украшений со звеньями из резного горного хрусталя и золотых элементов с бриллиантами, производивших удивительный эффект благодаря соседству бесцветного хрусталя и сияющих алмазов бриллиантовой огранки. Парижское отделение Дома «Ван Клиф и Арпельс» использовало горный хрусталь для создания своих знаменитых гарнитуров, включающих длинную цепь с подвеской, серьги и, зачастую, кольцо, из звеньев овальной или ромбовидной формы в золотой оправе с бриллиантами. Кораллы были еще одним материалом, вернувшимся в моду и достигшим вершины популярности в середине 1970-х годов, после пяти десятилетий забвения. Инновацией в этом десятилетии было использование резного дерева, к которому широко прибегали Бушерон и ван Клиф и Арпельс, создававшие гарнитуры из длинной цепи и висячих серег с резьбой или цветочными мотивами (ил. 818).

Мода на яркие цвета привлекала внимание ювелиров к малахиту, розовому кварцу, сердолику и слоновой кости. Из них делали резные украшения гладких округлых форм, полностью отличных от заостренных динамичных контуров 1960-х (ил. 775, 777 и 791).

Многие изделия конца 1960-х и 1970-х годов были созданы под вилянием индийского искусства. Это особенно заметно в ожерельях и висячих серьгах с рубинами, изумрудами и бриллиантами, образующими сочетания, характерные для джайпурской эмали, и в использовании кабошонов, образующих стилизованные цветы в манере, типичной для традиционных индийских украшений. Ван Клиф и Арпельс первыми начали производство драгоценностей, похожих на те, что носили магараджи, но слегка приспособленных к западным вкусам; эти изделия широко копировали другие ювелиры (ил. 789, 792, 796 и 815). Сотуары, висячие серьги-жирандоли, оставшиеся в 1930-х годах, в 1970-х вернулись в моду благодаря индийскому влиянию. К ним часто прилагались восхитительные медальоны, которые можно было носить как клипсу или подвеску, по дизайну и цветовым сочетаниям напоминающие типичные индийские мотивы звезд и цветов и богатые византийские орнаменты. Нет ничего удивительного в том, что Ближний Восток и Индия так повлияли на ювелирный дизайн, ведь в 1970-х годах взгляды представителей художественных и интеллектуальных кругов были устремлены именно в эти районы.

Важно отметить, что в этом десятилетии металлом, который использовался для оправы любых камней, включая бриллианты, было желтое золото, а не платина или белое золото. С XVIII века бриллианты практически всегда оправляли в белый металл, чтобы подчеркнуть их бесцветность, и только в 1970-х годах ювелиры переключились на желтое золото. Тому есть несколько объяснений. Во-первых, влияние индийской традиции - там бриллианты всегда оправляются в желтое золото; во-вторых, стремление ко всему новому; в-третьих, попытка сделать бриллиантовые украшения более пригодными к дневной носке, придать этим вечерним роскошным камням более обыденный вид; и, наконец, желание удовлетворить вкусы покупателей с Ближнего Востока. Шейхи, сделавшие огромные состояния на продаже нефти, стали важными и разборчивыми клиентами ювелирных домов, и их тяга к изделиям из желтого золота оказала значительное влияние на ювелирный рынок 1970-х годов.

Бриллианты были по-прежнему популярными, их использовали как самостоятельно, так и в сочетании с рубинами, сапфирами, изумрудами или полудрагоценными камнями. Огранки «маркиза» и «груша», за счет которых достигались ломаные, зазубренные контуры изделий 1960-х годов, уступили место прямоугольным формам - такие бриллианты либо вставлялись в кольцо-солитер, либо соединялись в ожерелья, браслеты и броши, по моде, укрепившейся в 1980-х годах.

Ювелирный Дом «Булгари», расположенный в Риме, завоевал международное признание в конце 1970-х годов. Отлично изучив потребности современного покупателя, его дизайнеры создавали практичные и, одновременно, изысканные украшения, пригодные как для дневного, так и для вечернего ношения. Дом «Булгари» популяризировал желтое золото, превращая его в изделия с чистыми, гладкими, броскими линиями, украшенные бриллиантами огранки «багет» и «прямоугольник» или крупными цветными кабошонами. Также благодаря Дому «Булгари» в 1970-х годах возродилась мода конца XIX века на использование старинных монет и драгоценных камней с резьбой, которые вставляли в массивные золотые цепи; такие украшения стали фирменным знаком Булгари в следующем десятилетии (ил. 837).

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.