Ювелирное искусство

И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

Начавшаяся уже второй раз за столетие война сказалась на производстве ювелирных изделий в Европе. Драгоценные металлы снова стали редкими, платина оказалась недоступной, а золото следовало использовать крайне экономно. Во Франции «Банк Франции» (Banque de France) официально запретил торговлю драгоценными металлами, поэтому те, кто желал заказать изделие из золота, должны были предоставить ювелиру собственный материал. Если драгоценные металлы, золото и платина, переплавлялись, двадцать процентов их веса отходило государству. Драгоценных камней также стало меньше из-за перебоев с поставками южноафриканских бриллиантов, а также вьетнамских и бирманских рубинов и сапфиров.

Многие мастера были призваны на фронт или отправились туда добровольцами, а также заняты на военном производстве. Массированные бомбовые удары по промышленным центрам, особенно в Англии и Германии, нанесли урон и ювелирному производству. В немецком Пфорцгейме, после воздушных налетов, оно было практически полностью остановлено. Те немногочисленные украшения, что изготавливались в Германии во время войны, были, в основном, серебряными с эмалью или из тончайшей золотой проволоки. Крупные ювелирные дома, в частности, Дом «Картье», заблаговременно перевезли содержимое своих хранилищ из Англии, подальше от мест военных действий, а вот Бирмингем, являвшийся центром массового ювелирного производства, пострадал очень серьезно. Только во Франции положение было чуть лучше; немецкие войска оккупировали Париж в начале 1940-х, и знаменитые ювелирные дома продолжали функционировать, несмотря на нехватку материалов и рабочей силы. Там переделывались старые украшения и создавались новые, в которых с крайней бережливостью использовались драгоценные камни из довоенных запасов.

Однако суровые военные условия мало сказались на моде. Драгоценности по-прежнему покупали и носили, мало того, во времена экономической нестабильности они превратились в надежное капиталовложение. Недоверие к бумажным деньгам заставляло людей искать им альтернативу и приобретать любые доступные драгоценные металлы и камни, так что рынок старинных и поношенных украшений процветал.

Несмотря на то, что полностью ювелирное производство в военные годы не остановилось, украшения этого времени характеризуются отсутствием новых идей. Именитые ювелирные дома продолжали выпуск довоенных моделей: массивных, украшенных завитками, с мотивами мостов и ремней с пряжками, в основном из золота с бриллиантами, а также с рубинами и сапфирами, часто синтетическими, за неимением натуральных.

Броские рельефные украшения, изготовление которых началось в 1930-х годах, в начале 1940-х оказались на пике популярности. От изделий 1930-х их отличал подход к использованию драгоценных камней. В 1940-х на смену крупным драгоценным камням и поверхностям, полностью усыпанным бриллиантами либо рубинами и сапфирами в невидимых оправах, пришли небольшие камни в малых количествах и металлические поверхности.

Принцесса Елизавета. фотограф Сесил Битон. 1948. Национальная портретная галерея, Лондон.

Поскольку драгоценные камни стали редкостью, ювелирам пришлось обратиться к камням полудрагоценным. Предпочтение среди них отдавалось цитринам самых разных цветов: от лимонно-желтого до темно-коричневого, а также аквамаринам, аметистам и топазам. Несмотря на то, что золота не хватало, форма украшений оставалась прежней, и выглядели они массивными и объемными, однако весили меньше, поскольку были изготовлены из тонкого листового золота. Украшения низкого качества вообще были полыми внутри либо делались из тончайших золотых листов, приклеенных к пластинам цветных металлов. Создавались новые сплавы; повысилось содержание меди в 9-, 14- и 18-каратном золоте, из-за чего многие золотые украшения военных лет обладают красноватым оттенком. Палладиум, легчайший из шести членов платиновой группы, впервые был использован в ювелирном деле.

Документов о ювелирном производстве 1940-х годов почти не сохранилось, поскольку архивы ювелиров, их эскизы, фотографии и описания были уничтожены во время войны. Многие украшения, изготовленные в это время, были переплавлены в последующие десятилетия, поскольку на фоне легких драгоценностей в натуралистическом стиле послевоенных лет они стали казаться безвкусными. Увлечение украшениями 1940-х годов и мода на свойственный им тяжеловесный дизайн впервые возникла в Италии, Франции и США в 1980-х годах.

Во время войны женщины вновь оказались на заводах, у прилавков и в офисах, заменив там мужчин, ушедших на фронт. Они же водили кареты «скорой помощи» и работали в госпиталях. В экономических и практических целях их юбки укоротились еще раз. Женственные наряды 1930-х годов сменились строгими приталенными костюмами, похожими на военную форму, с прямыми юбками до середины колена и длинными, плотно облегающими жакетами с подкладными плечами. Женщинам потребовалась удобная обувь, и подошвы туфель изготавливались из пробки, поскольку кожи не хватало. Женственным штрихом в платьях нового силуэта был квадратный вырез, к ним надевали небольшие круглые или треугольные шляпки с легкомысленными цветочками и вуалетками. Броские массивные украшения этого периода отлично гармонировали с такими нарядами. Объемные клипсы на лацканах пиджака или по углам квадратного выреза уравновешивали выступающие подкладные плечи. К строгим костюмам как нельзя лучше подходили широкие браслеты и парадные кольца (ил. 674, 691, 732-738).

Первые послевоенные годы стали временем реакции на пережитые тяготы. В 1945 году новые французские дома высокой моды, в частности «Бальман», «Живанши» и «Баленсиага», представили коллекции женственных платьев с пышными короткими юбками и декольтированным лифом, поверх которого надевался короткий жакет-болеро. В 1947 году Кристиан Диор впервые продемонстрировал свой прославленный новый стиль - «new look», для которого были характерны пышные юбки до середины икры из многих метров легкой ткани, тонкая талия и облегающий лиф с заостренным вырезом. После шести лет вынужденных ограничений и строгости в моду вернулись яркие цвета и дорогие материи, а силуэт с широкими плечами уступил место более женственному и игривому.

Изменилась и мода на ювелирные изделия. Массивные геометрические украшения начала 1940-х годов сменились изделиями из золота с натуралистическими мотивами. Ювелиры снова во множестве использовали драгоценные камни, вставляя их в золотые оправы с узорами из завитков, складок, узелков, напоминающие тюль или кружево. Плоские строгие геометрические формы времен ар деко были вытеснены объемными, трехмерными волютами, загибающимися листьями и разнообразными бантами из хитро переплетающихся лент.

Натурализм с триумфом вернулся в моду, привнеся в дизайн роскошные экзотические цветы, птиц, животных, листья и снежинки (ил. 660, 700, 701, 707, 708, 710-712 и 714). В 1948 году Картье выпустил первую полностью трехмерную брошь в виде пантеры; она была выполнена по заказу герцогини Виндзорской из золота и черной эмали и опиралась на изумрудный кабошон. В 1950-е и 1960-е годы подобные изделия с «большими кошками» заказывали себе прочие члены семейства Виндзоров, принцесса Ага Хан и Барбара Хаттон. Украшения в виде пантер и тигров пользуются спросом по сей день, и Дом моды Картье придает им те же убедительность, грацию и пластику, что и в конце 1940-х годов (ил. 715, 716 и 745).

Самым популярным металлом оставалось золото: белое, серое, желтое, зеленое, розовое и красное - обработанное самыми разными способами: завязанное бантами, сплетенное в кружевные розетки, вытянутое в перевитую проволоку и т.д. Эпоха господства платины, безусловно, завершилась.

Из драгоценных камней предпочтение отдавалось бриллиантам, часто в сочетании с калиброванными рубинами и сапфирами. Полудрагоценные камни - аметисты, цитрины, топазы и бирюза - зачастую комбинировались с драгоценными, создавая нарочитые, однако удачные хроматические эффекты (ил. 685). Украшения конца 1940-х годов были, как и раньше, массивными с виду, а с декоративной точки зрения -предвосхищала увлечение натурализмом, вернувшимся в 1950-х годах; что касается выбора драгоценных камней, они находились посередине между скудностью начала 1940-х годов и изобилием 1950-х.

Как это часто бывает в послевоенные годы, желание возродить былые традиции подвигло многих консервативных ювелиров и женщин, не гнавшихся за модой, обратиться к формам и мотивам, популярным в конце 1930-х. Многие довоенные модели, в частности браслет-«пчелиные соты» от «Ван Клифа и Арпельса» или брошь-цветок с камнями в невидимых креплениях, были провозглашены «классическими» и самыми подходящими для нарядов в стиле «new look» (ил. 698 и 732-735).

Экономический бум, последовавший за войной, желание поскорее отстроить и восстановить все, что было разрушено, стремление к обогащению вопреки пережитой нищете характеризовали начало 1950-х годов. Процветали промышленность и экономика, потребление, ограниченное в военные годы, достигло невиданных высот. Недавно изобретенное телевидение позволяло транслировать изображение по всему миру. Смягчились пограничные требования, и потоки туристов хлынули в самые разные страны, множество людей могло себе позволить собственный автомобиль.

В визуальных искусствах, а за ними и в декоративных, возникло множество разнообразных течений. Абстрактное искусство и сюрреализм, появившиеся в 1930-х годах, достигли широкой популярности. Авангардными движениями считались абстрактный экспрессионизм или, как его еще называли, «живопись действия». Дизайн стремился к свободным, легким, простым, базовым и функциональным линиям. Зарождался промышленный дизайн, целью которого было соединение эстетики и функциональности. Четкие линии и углы ар деко уступили дорогу вьшуклым, аэродинамическим поверхностям. Изогнутые линии проявлялись в дизайне самых разных объектов, от дорогих эксклюзивных спортивных машин до обыкновенных холодильников и телевизоров. Мебель была округлых, раковинообразных форм с тонкими металлическими ножками. Простой и незамысловат ый скандинавский стиль стал ведущим в мебельной индустрии.

Вслед за США, Италия начала развитие собственного характерного стиля, не следующего за прочими современными экспериментами, оригинального и новаторского, функционального и, одновременно, элегантного.

«Тилли Лош». Фотограф Сесил Битон. «Сотби», Лондон.

В дизайне ювелирных изделий также стали появляться изогнутые, свободные линии, соответствовавшие моде того времени.

Кристиан Диор оставался королем среди парижских кутюрье вплоть до своей смерти в 1957 году. Предложенный им женственный силуэт с тонкой талией, пышными юбками, небольшими округлыми плечами и заостренным вырезом-сердечком с некоторыми вариациями оставался в моде на протяжении всего этого времени. Другие именитые французские модельеры: Бальман, Живанши, Баленсиага и др., следуя за Диором, вносили собственный вклад в создание женского образа. Модницы этого периода по вечерам одевались в дорогие платья из вышитого шелка и кружев, а глубокие декольте украшали изысканными драгоценностями; на торжественные мероприятия - балы или дебюты в свете - они надевали тиары, для которых делались специальные прически. На пике моды были меховые жакеты, к которым как нельзя лучше подходили украшения с бриллиантами.

В 1954 году вновь открылся Дом «Шанель», после чего ее костюм-двойка стал самым популярным дневным нарядом, к которому непременно требовались золотые украшения и жемчужные нити.

Несмотря на неоспоримое преимущество Парижа в области высокой моды и дизайна ювелирных изделий, Италия также сделала большой шаг вперед. В 1950-х годах впервые представили свои коллекции Дома «Шуберт», «Иоле Венециани», «Бики», «Эмилио Пуччи» и «Сорелле Фонтана», предвосхитившие громкий успех итальянской моды в следующих десятилетиях. В дизайне ювелирных изделий прославились марки «Булгари», «Кузи», «Фараоне» и «Сеттепасси», чьи изделия ничуть не уступали французским.

Вновь обретенное богатство, послевоенный рост промышленности привели к развитию массового производства ювелирных изделий, и украшения, выпущенные ювелирными заводами в Валенца По и Ареццо, сослужили хорошую службу лейблу «сделано в Италии».

Определить господствующий стиль 1950-х годов - задача не из легких, столь много было в искусстве новых течений, и столь разнообразными были способы их воплощения. Натурализм, экзотика и абстрактность были призваны удовлетворить вкусы женщин, уставших от скудности и однообразия военных лет.

Общей была тенденция к легкости и подвижности; основательные и массивные металлические поверхности 1940-х годов сменились перевитыми полосками, ажурными узорами, кружевными мотивами и золотой филигранью (ил. 664, 665, 676, 685, 687, 723 и 744). Камни, закрепленные «лапками» близко друг от друга, вытеснили поверхности, полностью усыпанные драгоценными камнями.

Еще одной характерной приметой 1950-х годов был возврат к разделению дневных и вечерних украшений; для дневного ношения предназначались золотые ожерелья и браслеты простого дизайна, с небольшим количеством драгоценных или полудрагоценных камней, вечером же требовалось надевать роскошные парюры с бриллиантами и цветными драгоценными камнями.

Золото в дневных украшениях, как правило, имело вид трубчатых звеньев, витой проволоки, бахромы, гофрированных и выпуклых поверхностей (ил. 663-665, 718 и 730). Вечерние украшения выполняли из платины, белого золота или палладия в форме каскадов и фестонов с алмазами огранки «груша», «маркиза», «багет» или «бриллиант» (ил. 681, 688, 689, 742 и 743).

Бриллианты, безусловно, оставались самыми подходящими камнями для ювелирных изделий, однако изумруды, рубины и сапфиры добавляли цвета и оживляли многие вечерние украшения. В необычных комбинациях сочетались рубины и бирюза, бриллианты и разноцветные цитрины, топазы и изумруды. Среди полудрагоценных камней наибольшим спросом пользовались кораллы и бирюза. Культивированный жемчуг возвращал себе популярность, утраченную было в предыдущем десятилетии, и двойные или тройные градуированные нити из него были неотъемлемой частью гардероба модницы. Вернулись в моду и натуральные жемчужины, а их стоимость, резко сократившаяся в 1920-х годах с появлением технологии выращивания жемчуга, вновь начала расти. В сочетании с бриллиантами они украшали ожерелья, кольца и серьги.

Среди излюбленных декоративных мотивов 1950-х годов были цветы и листья, их воспроизводили с натуралистической точностью либо просто схематически набрасывали силуэт (ил. 664 и 666). Цветы, букеты, ветви, самые разнообразные листья и папоротники украшали броши, застежки и серьги (ил. 665, 730 и 731).

Экзотическая флора тропиков особенно привлекала ювелиров-дизайнеров. Животные, дикие и домашние, были еще одним распространенным мотивом для украшений, особенно брошей; собаки, кошки, лошади и змеи часто встречаются на драгоценностях этого периода. Птицы появлялись в ювелирных изделиях в самых разнообразных вариациях, просто из золота и из золота с драгоценными камнями. Колибри и райские птички, совы и попугаи, петухи и цыплята изображались сидящими на цветущих ветках или в полете. Пантеры, тигры и львы воплощались в клипсах, брошах и браслетах; не были забыты и подводные обитатели: рыбы, морские звезды, моллюски и морские коньки (ил. 724, 726-729).

Изделия в абстрактном стиле выполнялись в форме волют, спиралей, завитков и тюрбанов (ил. 663 и 668). Продолжалась традиция украшений в виде бантов и лент, но, в отличие от 1940-х годов, теперь они были менее строгими, часто сочетались с листьями и цветами, могли состоять как из простой золотой проволоки, так и из сложных кружевных узоров с бриллиантовыми декоративными элементами (ил. 718).

Украшениям 1950-х годов, безусловно, не хватает новаторства в дизайне, отчетливо проявлявшегося в предыдущие десятилетия, в этот период не использовались инновационные сочетания камней, однако эти изделия можно узнать по наличию золотой проволоки, гладкой или витой, и по легким и подвижным каскадам бриллиантов.

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.