Благородные металлы. Золото

Где и когда впервые нашли золото на территории нашей Родины

История развития золотой промышленности в России представляет исключительный интерес уже потому, что еще в VI в. до н. э. Аристей упоминал о грифах, которые стерегут золото в Рифейских горах, т. е. на Урале. «На севере Европы несомненно находится золото в огромном количестве...», — писал Геродот в V в. до н. э.. также имея в виду Уральские горы.

Громадное количество золота, которым располагали скифы, настолько поражало воображение греков, что возникло множество легенд, иногда совершенно фантастических. Об этом действительно ошеломляющем количестве мы можем судить по сотням килограммов золотых изделий, поступивших в собрания Эрмитажа и других наших музеев из раскопок скифских курганов. Но совершенно бесспорно, что скифы хоронили в курганах лишь какую-то небольшую часть) А сколько золота миновало руки археологов: не было найдено ими или же утрачено при разграблении курганов. Такими грабежами занимались и тысячи лет назад, и в XVIII в. «специалисты» этого дела — «бугровщики» (от слова «бугор» — курган). Общее количество золота v скифов, несомненно, было весьма значительным. Напомним, что и у предшественников скифов также было очень много золота, о чем свидетельствует, например, «клад» из Майкопского кургана, относящийся к концу III тысячелетия до н. э. РИСУНОК

Где же добывалось, притом на протяжении тысячелетии, такое громадное количество золота? Как показали проведенные автором еще в тридцатых годах спектроскопические анализы некоторых золотых скифских украшений, хранящихся в Эрмитаже, их состав соответствует составу золота, изредка и теперь встречающегося в Нагольном кряже (Ю.-В. Донбасс), т. е. из того района, где обитали скифы. Геологическое строение территории Украины позволяет с достаточной уверенностью предполагать, что часть скифского золота происходит именно отсюда; подтверждением служат многочисленные признаки золотоносности в ряде районов Украины. Состав изделий, найденных в Казахстане, чаще всего соответствует составу золота из Калбинских гор. На основании этих предварительных проб мы считаем, что скифы и их предшественники в основном использовали золото из местностей, где они обитали. Очевидно, что для окончательное разрешения вопроса необходимо специальное изучение состава изделий и сравнение его с составом природного золота.

Древние выработки, относящиеся к первому тысячелетию до н. э., обнаружены во многих пунктах Закавказья; еще более древние выработки, датируемые вторым тысячелетием до н. э., обнаружены в десятках пунктов в Восточном и Северо-Восточном Казахстане, на побережье Балхаша и далее с востоку и югу, уже в пределах Алтая. Большие, а иногда и огромные отвалы после отработки коренных месторождений (кварцевые золотоносные жилы с сульфидами) и россыпей указывают, что здесь на протяжении столетий трудилось громадное количество людей. Автор видел в окрестностях рудника «Степняк» (С.-В. Казахстан) древние отвалы и «сполоски» (или «сплёски» — пустая порода после промывки), занимавшие десятки квадратных километров. Здесь же были найдены огромные песты из крепких привезенных пород и ступы с остатками бронзовых цепей для прикованных рабов...

Важную работу по изучению древних выработок не только в научном, но и в практическом отношении провели археологи С. С. Черников и М. П. Грязное. Дело в том, что древние «теологи» и «горняки», несомненно, были наблюдательным» людьми. На протяжении по меньшей мере тысячелетия они исходили, опробовали и в пределах своих технических возможностей выработали десятки месторождений. Подчеркиваем, что очень многие современные крупные месторождения наши современники открыли, идя по следам древних выработок. Следы аналогичных горных работ оказались также на Алтае, в Сибири, Средней Азии, Предкавказье, и нередко они приводили нас к промышленным месторождениям. О какой-то, пока еще нам неизвестной общей организации горных работ на этой колоссальной территории говорит факт, по-видимому, систематического снабжения ртутью из Хайдаркана (Ферганская долина) месторождений золота в районе современного рудника «Степняк» и др.

Тысячелетний перерыв отделяет материалы, собранные археологами, от исторических данных. Специалистам-историкам предстоит выяснить причины, заставившие наших предшественников оставить многочисленные разработки золота на громадной территории Сибири, Казахстана и Средней Азии. Многие из них были брошены в явной спешке. Только золотоносные конгломераты Дарваза продолжали разрабатывать вручную почти без применения воды, причем золото собиралось буквально по крупинкам. До самой Октябрьской революции разрабатывались они для «личных нужд» эмира Бухарского...

После длительного перерыва, лишь с 1488 г., получаем мы косвенные сведения о золоте в письме Ивана III к венгерскому королю Корвину с просьбой прислать мастеров, знающих руду «золотую и серебряную, да который бы pyду умел и разделити с землею, занеже в моей земле руда золотая и серебряная есть (подчеркнуто мною. — В. С), да не умеют ее разделити с землею». Какие золотоносные месторождения Иван III имел в виду, нам неизвестно. Многочисленные грамоты и приказы Ивана IV указывают, что он систематически уделял внимание поискам руд железных, серебряных и др. Все же золото пока не давалось... Однако попутно с его поисками было открыто немало месторождений других важных полезных ископаемых, в частности меди, серебра (история его поисков и открытий очень интересна), железа, слюды и др.

Золото было необходимо правительству России прежде всего для чеканки монеты в связи с ростом промышленности, торговли и расширением международных торговых связей. Выпуск низкопробной серебряной монеты, и особенно медной, не являлся выходом из положения; наоборот, он вызвал известный «медный бунт» в 1662 г. Энергичные поиски золота вел Петр I, который, обещая вознаграждение за открытие месторождений, одновременно указывал, что «объявляется наш жестокий гнев и неотложное телесное наказание и смертная казнь и лишение всех имений» за утайку месторождений.

Мы не имеем возможности останавливаться на всех перипетиях, связанных с «розыском золотых руд». Первое, официально зарегистрированное золото, по-видимому, было получено из золотосодержащего серебра, выплавленного в первой четверти XVIII в. из нерчинских полиметаллических руд (В. Забайкалье). Из этой первой порции «злата домашнего» Петр приказал изготовить памятные медали по случаю Ништадского мира. Двести сорок лет отделяют это событие от первых шагов Ивана III...

* * *

На Урале, этой «колыбели русской золотопромышленности», как его называют, события развивались иначе. Несомненно, как это и доказывают археологические находки, здесь золото было известно еще во времена скифов (особенно на Южном Урале), возможно, даже раньше. К концу XVII— началу XVIII в. русские «рудознатцы» исколесили весь Урал, побывали на далеких реках Цыльме, на Печоре, нашли и медные, и железные руды, а золото — «молчало». В наших архивах сохранилось немало сведений тех времен о находках «золотых руд», однако почти все они были ошибочными или ложными.

С 1723 г. стали поступать уже достоверные сведения о находках золота, преимущественно на медных рудниках: Шилово-Исетском, Подволошном и др. Лишь в 1745 г. раскольник Ерофей Марков обнаружил «наверху земли светлые камешки, подобных хрусталю... и тут же между камешками нашел таких же особливо похожих на золото крупинки три или четыре...». Так было сделано открытие исключительной важности, послужившее основой для возникновения здесь «родоначальника русской золотопромышленности», как тогда говорили, — «Березовских золотых промыслов». Два года тянулась проверка заявки Маркова и немало натерпелся он, пока не восторжествовала правда. Особые, созданные на Урале условия отнюдь не стимулировали поисков и разведок золота. Дело в том, что казна имела исключительное право на добычу золота, поэтому обнаружение его на частновладельческих землях сулило хозяевам немалые неприятности, а рабочему — новую кабалу; вот уральцы и старались скрывать находки любыми средствами. Глубоко драматичные эпизоды узнаем мы, изучая историю золотопромышленности Урала.

Так, надолго было задержано развитие золотопромышленности Урала, а на головы его жителей обрушивалось немало горя и несчастий...

«Реткая и испещренная оной жилы красота может быть привлекала взоры вблизи ее в Воецком селении обитающего Тараса Антонова...», — писал выдающийся горный деятель А. С. Ярнов (1737—1819 гг.), построивший Петрозаводск. Только через пять лет после открытия месторождения Антоновым начал работать Воицкий (или Воецкий) медный рудник, 320 км от Петрозаводска, близ устья р. Выг, в районе нынешнего Беломорско-Балтийского канала. Вскоре было обнаружено в рудах и золото. Золото давалось с трудом, рудник несколько раз затопляло и в 1794 г. Екатерина II «за лучшее почитать изволит, дальнейшие разработки... оставить». Для нас это месторождение представляет двоякий интерес: во-первых, как относительно крупное месторождение в этом районе, а во-вторых, потому что обломки руд, часто с золотом, были доставлены ледником... в Москву. При реконструкции Кудринской площади (ныне площади Восстания) обнаружили три обломка кварца с золотом суммарным весом свыше 700 г. (!) и с характерными для Воицкого рудника минералами. До затопления водами канала Волга—Москва оврага близ Икши там колхозники между делом намывали «воицкого» золота по 100—150 г за лето.

Сотни различных месторождений золота разрабатываются у нас от Ледовитого океана до Черного моря и восточной границы. История открытия многих из них исключительно интересна, например, Колымского края, Якутии и других, и только ограниченный объем книжки заставляет меня поставить здесь точку.

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.