Благородные металлы. Золото

Из истории добычи золота

Как самый захватывающий роман читали мы историю золотопромышленности. Ведь она настолько тесно переплетается с развитием всего человечества, чтэ изучать ее изолированно невозможно.

«Жажда золота», охватившая людей с первого знакомства с этим металлом, на протяжении многих веков была важным стимулятором жизни, одним из рычагов, двигавшим внешнюю и внутреннюю политику государств. Она вызвала «открытие и познание мира» — говорили еще в Древнем Риме. Эта «жажда» приводила к грабительским походам, захватам чужих территорий, которые несли рабство (рабочая сила для добычи золота!) и неисчислимые несчастья покоряемым народам. Такой бесконечно дорогой ценой бесчеловечно оплачивались важные географические открытия и экономическое освоение многих районов земного шара. Вспомним хотя бы о походах Александра Македонского, Юлия Цезаря, Вас-ко да Гамы, Колумба, Кортеса и многих других, затем крестовые и многие другие походы, англо-бурскую войну в начале нашего века и... современную, нашу эпоху «процветания» неоколониализма... За редчайшими исключениями все самые богатые месторождения (не только золота!) Африки в настоящее время принадлежат компаниям ФРГ, Англии, США!

Все вопросы, относящиеся к моральной стороне влияние золота, представляют исключительный интерес и литература о них огромна.

Мы не знаем, сколько времени прошло с момента, когда в Египте человек впервые поднял привлекший его внимание желтый тяжелый камень — самородок, до того момента, когда золото стало использоваться как украшение. Можно лишь утверждать, что этот промежуток был небольшим, так как золотые украшения в виде подвесочек, ожерелий, сережек и т. п. из мелких, чуть сплюснутых самородков применяли женщины и мужчины уже в эпоху Амра. Золото вызывало восхищение, его оценили и старались найти ему самое широкое применение. Исследования археологов и историков укзывают, что золото было вторым металлом (после меди), нашедшим применение в Египте. Иглы, зубильца, небольшие ножички, бусинки и прочие предметы начали выковывать из золота здесь примерно с 4500-х годов до н. э. Несколько позже делали прекрасные зеркала и рукоятки для кремневых ножей (ведь железа еще не знали!). Художественная гравировка и высокое качество чеканки указывают на работу опытных мастеров, как видно, давно освоивших это искусство. РИСУНОК

Сведения о замечательном металле быстро распространились по всему культурному для тех времен миру. Так, золотые изделия, найденные на территории Карпат и современной Саксонии, датируются 2400—2300-ми годами до н. э.

Возможно, что одновременно с Египтом, а может быть, даже ранее, золото привлекло внимание и «негрских племен», как их называл Геродот (V в. до н. э.), а именно народов Зимбабве, Центральной Африки. По мнению английских археологов, расцвет этой культуры относится даже к 10—9 тысячелетиям до н. э. К сожалению, материальных памятников культуры в районе Зимбабве, в отличие от Египта, сохранилось крайне мало. В последнем же, кроме многочисленных записей, сохранились замечательные по реализму рисунки, показывающие все детали горных работ, обжиг и дробление золотоносного кварца, отмывку золота, его сплавление и т. д. «Горщики», старатели и проспекторы-поисковики, современники наши, во всех концах мира, несмотря на все успехи техники, все же подобным же образом дробят и промывают кварц, по крупинкам собирая золото, как и их древние коллеги...

Первое добытое золото было россыпное. Его получали при промывке золотоносных песков в дельте и по нижнему течению Нила, где, кстати сказать, в ничтожных размерах добыча ведется и сегодня. «Идя за золотом», как говорят специалисты, поисковики Египта постепенно поднимались вверх по течению, устремлялись также и в боковые «вади» (т. е. сухие русла временных, периодических потоков) страны Куш. Там они и обнаружили коренные месторождения золота. Мы можем только изумляться искусству египетских «горняков», сумевших установить поисковые признаки золотого оруденения (оно представлено здесь зонами скопления золота, находящегося в тончайшем распылении в слюдистых сланцах, частично же в жилах кварца), организовать его добычу и извлечение.

А масштабы этой добычи были немалые (см. табл. 5). Прекрасное подтверждение дают обнаруженные в Египте глиняные таблички с клинописью: просьбы правителей городов-государств Ближнего Востока, в частности Шумера и Халдеи, о получении золотых ссуд. Замечательно, что при раскопках в Халдее и в других государствах были найдены копии этих «денежных писем»: «Золота в Египте столько же, сколько песка», — писали правители Ближнего Востока. И Египет охотно ссужал их, разумеется, беря соответствующие проценты...

Огромное количество золота, извлеченного археологами из могил фараонов, привлекало внимание геологов и горняков, и, начиная со второй половины XIX в., в Египет и Восточный Судан (Нубию) устремились десятки жаждущих наживи. Увы! Древние коллеги их проявили такое искусство, что современным инженерам не удалось найти ни одного месторождения, не обследованного египтянами, ни промышленных запасов золота в старых выработках! Тот же металл, который еще оставался в недрах, в условиях пустыни было так же невыгодно извлекать, как и тысячи лет назад. В результате суммарная двадцатилетняя добыча золота в Египте и Нубии в начале нынешнего века равнялась всего лишь годовой добыче современного относительно крупного предприятия, каких немало рассеяно по всем странам.

Важным событием было составление фараоном XIX династии Сети I (1313 по 1292 г. до н. э.) первой, как мы теперь сказали бы, топографо-геологической карты золоторудного месторождения Дэрехиб. Насколько систематически велись поиски золота, видно из того, что в течение царствования Сети I и его сына Рамзеса II почти весь Египет и Нубия были разведаны шурфами.

Бурные события сопровождали исторический путь добычи и использования золота. «Золотые лихорадки», вспыхивавшие в середине прошлого века на Аляске, в Австралии, Калифорнии, слухи о центнерах золота, намываемых старателем за сутки, о гигантских самородках (все это была правда!) десятки лет волновали мир. Джек Лондон, Брет-Гарт и громадное число других писателей посвящали золоту свои увлекательные повести и романы. Остановимся же мы только на одном, в равной степени загадочном и грандиозном этапе далекого прошлого, на «арругиях» — самом мощном способе разработок, когда-либо придуманном человеком.

В эпоху царствования императора Нерона наместником в Иберии был знаменитый ученый Гай Плиний Старший (23— 79 г. н. э.). Он неоднократно наблюдал потрясающие методы работы арругий и оставил единственное описание их. Вот сокращенный перевод (с латинского): «Когда подготовленные к разработке участки начинают рушиться, вызывая грандиозные обвалы золотоносной породы, то раздается грохот и гулт который уши человеческие выдержать не могут... Вся земля дрожит, с гор срываются глыбы скал, а из обрушивающихся штолен вырывается ураган, выбрасывая тучи пыли и растерзанные тела рабов, не успевших выбежать...» И этот ад — еще только подготовительный период для добычи золота! Когда в прошлом веке прочитали захватывающие описания Плиния, ему... не поверили! Понадобились десятки лет, чтобы, обнаружив наконец в Испании, Португалии, в Марокко и в других местах следы римских арругий, убедиться в истине его слов.

Как же велись эти работы? Проспекторы, своего рода «геологи» того времени, выбирали некрепкие золотоносные породы и проходили в них ряды штолен. Далее Плиний повествует; «Рабы месяцами не видели дневного света. День и ночь шла работа. Отдыхающие спят и едят тут же. Отбитую породу по цепочке в корзинах рабы выдавали наружу, работая в абсолютной темноте. Пройдя золотоносные породы, все штольни останавливали и, начиная от забоя, конца штольни, последовательно разрушали опорные целики. Но вот возникает сплошной обвал. Опытный мастер, сидящий снаружи, вызывал стуком рабов», — пишет Плиний. «Но золота пока еще нет. К моменту обвала к этому же месту уже подведены каналы, даже крупные реки, уже построена громадная дамба, и как только золотоносная порода будет разрыхлена, на перемычку дамбы посылают осужденных рабов, которые ее разрушают, и грандиозный поток, все смывая, несет десятки миллионов кубометров грязи и валунов, устремляясь в уже подготовленные шлюзы — деревянные канавы с закрепленным на их дне хворостом». Когда разбушевавшаяся стихия наконец утихнет и вода спадет, хворост аккуратно собирают, сжигают «и победители наконец видят золото», восклицает Плиний. Ни до арругий, ни после мир не знал горных работ подобного масштаба. Мы не можем не изумляться талантливости «горных инженеров» тех времен, сумевших настолько аккуратно выбирать все золото, что сейчас не может быть и речи о Добыче золота там, где две-три тысячи лет назад его добывали по нескольку тонн за одну операцию. И в то же время не можем не возмущаться той бесчеловечностью, с которой эта добыча осуществлялась...

← Назад  |  Оглавление  |  Вперед →

 
 
Реклама:


Продвижение сайта ©Оптима
© 2003-2017 Gems.su. Все права защищены.